Пропустить команды ленты
Пропустить до основного контента

Финуниверситет в топ-200 международного рейтинга университетов

 

Международный рейтинг университетов: российская версия

В глобальный топ-200 от «Эксперт РА» попало семь отечественных вузов. Оказывается, на практике лучшие работодатели мира берут выпускников совсем не из тех университетов, за которые сами обычно голосуют в социологических опросах.

Пророссийский характер рейтинга отнюдь не означает попытку создать тепличные условия для российских вузов или выпятить какие-то присущие только им маргинальные свойства. Главное условие — достоверность, прозрачность, отсутствие доморощенности. Поэтому мы опирались исключительно на признанные в мире источники данных. И это, естественно, не лучшим образом отразилось на показателях наших соотечественников.

Пророссийская же направленность проявилась лишь при формировании критерия отбора. Исходя из скрупулезного анализа целей высшего образования в России мы постарались сформировать критерий так, чтобы по нему можно было судить о полезности университета с точки зрения нужд нашей страны.

Итак, критерий, основной вопрос на который отвечает рейтинг. Он естественным образом вытекает из наших многочисленных бесед с руководителями вузов и работодателями: где готовят кадры для лучших компаний мира? Можно сформулировать еще более прагматично: кто может помочь в подготовке кадров для экономического роста нашей страны?

На наш взгляд, вопрос вполне актуальный. По крайней мере, ничуть не менее актуальный, чем вопросы, на которые отвечают наиболее известные международные рейтинги. К сожалению, нам не удалось найти авторских формулировок, поэтому приносим извинения авторам за возможные неточности: приходится воспроизводить по косвенным признакам. ARWU (более известен как Шанхайский рейтинг): куда направить учиться и стажироваться китайских студентов и преподавателей, чтобы, вернувшись, они могли вывести китайское образование на новый уровень. QS (Quacquarelli Symonds): какие университеты в наибольшей степени способствуют образовательным достижениям, карьерному росту и международной мобильности (из «Миссии QS»).

Теперь о данных, которые позволят оценить заявленный критерий. Сразу оговоримся, что мы пытались уложиться в скромный бюджет при приемлемом качестве.

Шаг первый. Мы составили шорт-лист, в который вошло 284 университета — объединение двух множеств: топ-200 рейтинга The Times Higher Education World University Rankings (THE) и топ-200 World University Rankings компании Quacquarelli Symonds (234 зарубежных вуза) плюс 50 лучших российских вузов по версии рейтингового агентства «Эксперт РА». То есть в состязании участвовали мировая элита и элита России. Мы заведомо обеспечили возможность участия лучших из лучших, отобранных нероссиянами (QS и THE достаточно авторитетны). Единственная вольность — мы дали россиянам шанс отстоять свои позиции. Но если они слабы, то все равно окажутся за бортом.

Шаг второй. Мы отобрали лучшие компании мира, интересные для России. Было бы наивно делать этот выбор самостоятельно. После долгих поисков мы решили довериться выбору шведской компании Universum, регулярно составляющей список наиболее привлекательных работодателей (The World’s Most Attractive Employers 2013 составлен на основании опроса около 200 тыс. студентов из 12 ведущих экономик мира: Австралия, Бразилия, Великобритания, Германия, Канада, Китай, Индия, Италия, Россия, США, Франция, Япония). По данным Universum, подавляющее большинство наиболее привлекательных работодателей — американские и европейские компаниями, ни один российский работодатель в список не вошел. В итоговый шорт-лист были включены 30 организаций из списка Universum, наиболее сильно представленных в России (с точки зрения числа занятых россиян с высшим образованием): 3M, Adidas, Bain & Company, BMW, Citigroup, Deloitte, Deutsche Bank, Ernst & Young, Heineken, Intel, Johnson & Johnson, KPMG, LVMH, Mars, McKinsey & Company, Microsoft, Nestle, Nokia, Novartis, Oracle, PepsiCo, Philips, PwС, Procter & Gamble, Schlumberger, Schneider Electric, Siemens, The Coca-Cola Company, Unilever, Volvo. То есть были отобраны лучшие мировые компании («компании мечты», «компании будущего»), не пренебрегающие работой в России.

И наконец, шаг третий. Мы посмотрели, сколько выпускников каждого из 284 университетов работают в отобранных 30 компаниях. Но мы не стали опрашивать HR или экспертов, а обратились к более беспристрастным источникам: международным социальным сетям, таким как Facebook, LinkedIn. Всего было проанализировано трудоустройство более 300 тыс. человек.

Итоговый список 200 университетов упорядочен по убыванию совокупного удельного веса выпускников вузов, работающих в 30 лучших корпорациях мира. Кто сомневается — может повторить наше упражнение. Подсуживание и лукавство исключены.

Можно, конечно, поспорить о нюансах. Почему 30, а не все 64 из списка Universum? Ответ простой: в списке те, кто ближе России. Нам не очень интересны кадры для корпораций, в России не работающих или представленных слабо. Другая возможная претензия: почему список Universum, ведь можно взять другой, побольше, попредставительнее, например, Fortune? Да потому, что он нам нравится и это «компании будущего», нам предстоит создавать в России именно такие. Следующий пункт: социальные сети не вполне корректны, там изрядно мусора и проч. Да, согласны. Но лучшего источника пока нет, кроме того, их некорректности ничуть не выделяют российские университеты. А нам важна объективность.

Далее, дежурный реверанс по поводу крупных университетов. Безусловно, они в рейтинге имеют преимущество. Но давайте вспомним исходный вопрос: где готовят кадры для обновленной России? Естественно, оптовые поставщики высококвалифицированных кадров предпочтительнее. А если бы мы, например, озаботились воспитанием элит, то и вопрос был бы сформулирован иначе, и приоритет получили бы иные университеты.

Наконец, многие указывают, что интересна судьба выпускников в течение трех–пяти лет после окончания университета, особенно важно проследить динамику их карьерного роста. Каемся, бюджета исследования на столь детальную проработку не хватило. Для очистки совести мы провели выборочные расчеты: порядок мест при более изощренных выборках меняется незначительно. Но это тема для дальнейшего развития проекта.

Бег в мешках

Участие российских университетов в исследовании напоминает бег в мешках, в то время как их зарубежные коллеги выступают в хорошей легкоатлетической амуниции.

Во-первых, в 30 тестовых корпорациях средняя доля выпускников рассмотренных нами российских вузов — 0,6%. В то время как в случае с американскими университетами — 9,2%. Совершенно очевидно, что если бы мы добавили к выборке «Газпром», РЖД и Сбербанк, ситуация бы сильно сдвинулась в сторону российской «сборной». Но, к сожалению, пока российские корпорации никто не называет в числе лучших. Среди 30 рассмотренных нами компаний 14 представляют США, все остальные — из Европы (см. график 1). Сформировав список работодателей таким образом, мы поставили Россию в заведомо проигрышную позицию. Но правда превыше всего.

Во-вторых, социальные сети, особенно профессиональные, в России пока распространены куда меньше, чем в США или Европе. К примеру, в ведущей сети для профессионалов LinkedIn количество зарегистрированных американцев в 46 (!) раз превышает число пользователей из России (см. таблицу 3). Причем россияне уступают не только благополучным европейским странам, но и более экзотическим, например ЮАР, Филиппинам, Чили и Индонезии. Но даже в мешках МГУ занял вполне пристойное 47-е место, а в топ-200 вошло семь российских университетов: МГУ, НИУ ВШЭ, СПбГУ, МГТУ им. Н. Э. Баумана, Финансовый университет, РЭУ им. Г. В. Плеханова, Новосибирский госуниверситет.

По нашим оценкам, если бы средство замера было более совершенным (хотя бы равный уровень проникновения социальных сетей во всех странах), то представительство России в топ-200 могло бы удвоиться. Например, если ради эксперимента сделать поправку на структуру пользователей социальных сетей (как уже говорилось, по количеству профайлов сейчас безоговорочно лидируют США), то МГУ в рейтинге оказался бы на уже 12-м месте, рядом со шведским Университетом Лунда.

Ну а развитие российских корпораций до конкурентоспособного в мировом хозяйстве уровня увеличило бы число российских университетов в рейтинге никак не меньше чем до 20, а МГУ однозначно попал бы в первую десятку. Так что конкурентоспособной высшей школе нужна конкурентоспособная экономика, одно без другого не живет.

Любят одних, а женятся на других

Результаты рейтинга оказались неожиданными. В компаниях, формирующих экономическую и технологическую повестку дня, оказалось не так много выпускников наиболее престижных вузов, как ожидалось (см. таблицу 1). Скажем больше: университеты — лидеры западных рейтингов: Гарвард, Стэнфорд, Оксфорд, Массачусетский технологический институт — в рейтинге с треском провалились. Лишь Кембридж сумел добраться до 15-го места (в западных же рейтингах, напомним, он уверенно обосновался в тройке лидеров). Массачусетский технологический институт (MIT), лидирующий в рейтинге QS, занял в нашем рейтинге 37-е место. А вот лидер рейтинга THE, Калифорнийский институт технологий (Caltech), занял всего лишь 212-е место, совсем немного уступив своему российскому коллеге МФТИ (211-е) и незначительно опередив МГИМО (213-е).

Рейтинг показал: транснациональные компании, объекты обожания современного студенчества, охотно нанимают на работу выпускников российских вузов. Как уже было сказано, МГУ занял 47-е место, расположившись рядом с китайским Tsinghua University. И все же чуда не случилось: в рейтинге, составленном по американским данным, победили американские же вузы: Penn State University, University of Illinois at Urbana-Champaign, а также Rutgers, The State University of New Jersey — New Brunswick. Это крупные университеты, к слову, с весьма невысокой репутацией по версии QS: первые два из них по показателю «репутация у работодателей» имеют ранги 78 и 117 соответственно, а третий даже не вошел в топ-400. А вот из университетов, находящихся в топ-10 итоговых рейтингов QS или THE, в наш топ-10 вошел только University of California, Berkeley (7-е место). Занятный вывод: по представленности выпускников в лучших компаниях мира наиболее раскрученные университеты проигрывают менее известным. Оксфорд, Гарвард, MIT уступили не только американским кузницам кадров, но и, например, немецкому Technische Universität München и бразильскому Universidade de São Paulo.

Важен еще один вывод. Исследования репутации университетов среди работодателей, основанные на опросах, не дают однозначного представления о востребованности выпускников. Похоже, при опросах работодатели ориентируются не только, а может даже и не столько, на кадровый состав своих компаний, а прежде всего на ранее опубликованные списки. В анкетах пишут одно, а реально рекрутируют работников совершенно из иных соображений.

Для того чтобы закрепить полученный на уровне ощущения результат, мы сравнили наш топ-200 с рейтингом репутации университетов у работодателей по версии QS. Коэффициент ранговой корреляции Спирмена между этими списками составил 0,36. Для тех, кто далек от статистики, это означает отсутствие какой-либо зависимости.

И в завершение. Наш рейтинг показал две вещи. Во-первых, результат рейтингования кардинально может поменяться даже при не очень значительной, казалось бы, корректировке критерия, постановке задачи. Поэтому, прежде чем смотреть на результаты и делать выводы, не грех проверить критерий: насколько он соответствует вашим представлениям о том, что такое хорошо и что такое плохо. Во-вторых, наши университеты все еще вполне конкурентоспособны на мировом рынке труда.

Однако полученные нами результаты — это вовсе не абсолютная истина, они не свидетельствуют о том, что с высшим образованием у нас все хорошо, а университетам не хватает лишь самого главного — правильного ценителя. Мы ответили только на заданный вопрос, и не более того. Неплохая востребованность на рынке труда вовсе не означает, что ничего не нужно менять. Рынок меняется, образование тоже. Нам есть чем заняться.

 

По материалам: Expert.ru